?

Log in

No account? Create an account

[reposted post] Либертарианство

Mar. 6th, 2019 | 11:40 am
reposted by logic_inversion

Либертарианство - это идеология насильников/рейдеров/захватчиков. По сути дела это идеология сперва рабовладельца, потом - феодала, затем - капиталиста. Суть её в том, что она устанавливает право сильного: я сильнее - я прав, никто мне не указ. В природе действительно, кто сильнее, тот устанавливает правила игры. Однако, люди - социальные существа, и сто против одного ВСЕГДА побеждают. И вот тут либертарианцам становится не по себе: они не могут быть сильнее всех прочих вместе взятых и силой навязать своё право не подчиняться правилам поведения в обществе и заставить прочих обслуживать себя любимого. Так родилась идеология либертарианства: никто не имеет права объединяться, чтобы устанавливать справдливые правила игры, ибо это ущемляет главный постулат: кто сильнее, тот и прав. Либертарианство против равенства, оно за НЕравенство и за то, чтобы такое НЕравенство не могло быть изменено путем закона больших чисел, когда слабые объединяются и делаются сильнее любого сильного. Именно поэтому либертарианцы против сильного государства, против социальных гарантий, против ограничений свобод на благо всего общества, ну и против налогов как частного способа ослабить сильного для процветания общества.
Что интересно, идею либертарианства поддерживают не только альфа-самцы и самки, но и множество омег (они среди либертариев - большинство) на основе ЛОЖНОГО постулата: я тоже могу быть когда-то одним из них. Действительно, если кто-то из слабых выбьется на позицию сильного, либертарианство будет обслуживать его интересы, но вот выбьется ли он? А ответ такой: маловероятно, если ты не изначально альфа или хотя бы бета. Это как игра в МММ: обворованные поддерживают воров в надежде отыграться и самим перейти в разряд воров. Какие у них шансы? Вот примерно такие же у рядовых сторонников либертарианской идеологии закрепления неравенства.

Link | Leave a comment {303}

Пара слов о Венесуэле (заметка).

Feb. 28th, 2019 | 07:33 am

Всё что мы можем узнать о Венесуэле из официальных СМИ, так это то, что там построен социализм и о том, как этот самый "победивший социализм" издевается над экономикой и собственными жителями, доводя их ни то до голода, ни то до ручки. Сам социализм, при этом, почему-то неразрывно связывается с именем Уго Чавеса и его приемника Николаса Мадуро, несмотря на то, что подобный "социализм" в Венесуэле перманентно существует уже более 50 лет и все эти 50 лет основные экономические показатели страны ничем не отличаются от типичной буржуазной экономики и среднемировых тенденций:

[Spoiler (click to open)]




ВВП на душу населения в Венесуэле и в среднем по миру, доллары США, источник - Иван Кушнир, данные МВФ.



Или, если вычесть инфляцию доллара и влияние интеграции в мировую экономику, получим :




ВВП по ППС Венесуэлы и стран-соседей, международные доллары 1990 года, источник - Logic_Inversion, данные Мэддисона.




Иными словами, ничего, в экономике Венесуэлы не меняется. Разве что растёт население, которое потом направляется в аграрный сектор, где занимается импортозамещением, и, в итоге, снижает долларовую себестоимость получения долларов или, попросту говоря, экспорта. Типичная жизнь типичной колонии, управляемой наместниками транснационального капитала с растущими доходами долларах США и падающими доходами в товарах.



Никаких индустриализаций, развития производительных сил или иных, схожих тенденций здесь не прослеживается : всё подчинено простой цели - перевести население и экономику на полную самоокупаемость для того, чтобы как можно дешевле кормить американо-китайскую промышленность нефтью и приносить как можно больше чистых, нетто-долларов собственным элитам. Вся разница со странами-соседями только в том, что страны соседи начинали с другого конца - перенаселения, захватывающего экспортные и "высокотехнологичные" отрасли одну за другой, а Венесуэла, напротив, - с недонаселения.

Отсюда и социалистическая маска Венесуэльского капитализма, призванная обеспечить собственную промышленность собственными, дешёвыми специалистами, а собственных, дешевых специалистов, дешевыми товарами собственного производства, для чего "социалистическому" буржуазному правительству приходится усиленно вкладываться в образование и здравоохранение, развитие инфраструктуры и т.д.



Если же сравнить Венесуэлу со странами-экспортёрами нефти, то здесь мы увидим ту же картину :


ВВП по ППС Венесуэлы и стран-экспортёров нефти, международные доллары 1990 г, источник - Logic_Inversion, данные Мэддисона.



Видно, что "уровень жизни" во всех странах-экспортёрах стремиться к некоторому среднему, только у одних стран, (Венесуэла, ОАЭ, Кувейт), он падает сверху вниз, развиваясь вместе с импортозамещением, то у других стран (Иран, Ирак, Саудовская Аравия) он, напротив, растёт.


Раз за разом Венесуэла разочаровывается в собственных "социалистах", на замену которым приводит к власти "социалистов" из прошлого, надеясь на их большую радикальность. Так происходит с Карлосом Андреасом Пересом, основавшим в своё время PDVSA (1976) и национализировавшим железные дороги, который переизбранный через 15 лет, напротив проводит политику либерализации по рецептам МВФ, так происходит с Рафаэлем Кальдера, переизбранным через 25 лет "социалистом", вдруг, пошедшим по пути приватизации и девальвации боливара (по тем же рецептам МВФ).

В целом, либерализацию Венесуэлы, можно отследить на графике падения доли государственных расходов в ВВП, упавших в период 1986-1996 года с 21% до 13% ВВП и находящихся на уровне 13% вплоть до сегодняшних дней, при среднемировом уровне в 17%.





В этом смысле, отсутствия вторичного перераспределения доходов, современную Венесуэлу нельзя назвать ни социалистической страной, ни даже буржуазной с сильной социальной ролью государства. Заметим, что как раз к середине 90-х годов, Венесуэле удалось достичь соответствующего странам-экспортёрам нефти и странам-соседям уровня бедности, после чего дальнейшая диверсификация экономики и вложения в "национальное производство", вероятно, перестали быть оправданы.

----------------------------------------------

Выходит, что весь это гей-социалистический цирк уехал, а социалисты - клоуны остались? Может и так, а может быть и действительно социалистическое, но глупое правительство тщетно пытается бороться с доминирующим над ним капитализмом.

По крайней мере, понятно, что без монополии на внешнюю торговлю и субсидирования производства в условиях девальвации и сокращения экспортных доходов накормить население дешёвым хлебом не получится ни в социализме, ни в капитализме, ни где либо ещё. Однако, правительство спокойно наблюдает как за дешёвым хлебом скапливаются очереди, пока он лежит на кооперативных прилавках втридорога и не делает ровным счётом ничего, чтобы покончить с таким положением дел. При этом, из общих экономических соображений, мы можем с высокой долей вероятности утверждать, что на кооперативные прилавки этот хлеб поступает как раз из муниципальных магазинов, забирающих себе большую часть прибыли от его перепродажи, потому что иное, в большинстве случаев, было бы попросту невозможно.

Понятно, что любая активная рыночная (через долг и выплаты) или административно-рыночная (через налоги и выплаты) борьба за экономическое положение трудящихся в условиях капитализма имеет только один закономерный итог - гиперинфляция. Хотя она, с другой стороны, может иметь и другие, причины, например в следствии деградации экономики и резкого увеличения скорости обращения, беспредела коммерческих банков или шквала дивестиций иностранными инвесторами.

А может быть тут и совершенно иной сценарий - злые капиталисты просто решили сорвать с себя маску социалистов и окончательно с ним, гей-социализмом, покончить, для чего им осталось только убедить население в неэффективности и пагубности социализма как такового, вызвав искусственный дефицит на товары первой необходимости и искусственную гиперинфляцию, аналогично тому, как это было сделано в перестроечном СССР или во время "пражской весны" 1968 года в Чехословакии.

К сожалению, чтобы утверждать что-либо однозначно, мне попросту не хватает информации, которую предоставляют совсем не беспристрастные СМИ и "грязная" экономическая статистика.

Link | Leave a comment {6} | | Flag

Модель социальной пирамиды на примере иерархии стран в международном разделении труда.

Feb. 22nd, 2019 | 04:22 am

Исторически, для описания экономического неравенства в экономике используется распределение Парето, широко известное как "правило 80/20" и предполагающее, что 20% людей присваивают 80% национального дохода. Вильфредо Парето вывел это правило чисто эмпирическим путём, пронаблюдав схожее неравенство в совершенно различных странах и в конце-концов заключил, что это правило является результатом не социально-политического устройства общества или его культуры, а результатом некоторого биологического закона, распределяющего таланты особым образом... Впрочем, какой-то конкретики по сути модели Парето мне найти не удалось, так что его угловатые уравнения так и остались для меня угловатыми...

Но, благо дело, у нас есть другая, абсолютно иная теоретическая основа, позволяющая моделировать экономическое неравенство исходя из простого принципа ограниченности индивидуальной власти. Так, мы считаем, что поскольку один индивид не способен к самостоятельному удержанию власти над множеством, то ему приходится делиться этой властью с приближенными, отдавая им часть привилегий и полномочий, с тем, чтобы приближённые защищали и использовали эту власть самостоятельно, в своих личных и, одновременно, в его интересах. Так, невыполнимая задача тоталитарного контроля над массами сводится к решаемой задаче контроля за собственными приближёнными. Что мы сейчас и проверим.


Математическая часть:
[Spoiler (click to open)]

Допустим, что каждый член иерархии способен непосредственно контролировать действия k подчинённых лиц. Тогда получается, что численность каждой ступени иерархии равна :

N(r)=N(0)/k^r; где N(r) - численность ступени r.

Теперь допустим, что степень эксплуатации для всех ступеней иерархии одинакова и верховная власть, распространяясь по своей вертикали, оставляет на каждом своём уровне одну и ту же долю продукции так, чтобы доход каждого члена иерархии был пропорционален общему количеству эксплуатируемых им. В таком случае :

Q(r)=Q(0)*(1-a)*a^r;

где Q - количество продукта остающегося на той или иной ступени r, 1-a - остаток после передачи продукта вверх по иерархии власти,a - коэффициент доли присвоенного продукта нижестоящей ступени, r - ступень в иерархии власти или, попросту говоря, ранг. Q(0)- количество продукта (дохода), произведённого низшим рангом.

Тогда доход каждого члена иерархии будет определятся как:

I(r) = Q(r)/N(r) = Q(0)*(1-a)/N(0) * (a*k)^r; или I(r) = Q(r)/N(r)= Const*(a*k)^(r);

отсюда r= LOG(I/Const) по основанию (а*k);

А распределение членов иерархической пирамиды в зависимости от доходов приобретёт вид:

N(r)=N(0)/k^r => N(I) = N(0)*k^(-LOG(I*N(0)/Q(0)/(1-a)) по основанию (а*k);


Для проверки гипотезы мы возьмём статистические данные распределения населения мира по среднедушевым доходам от Ангуса Мэддисона и подберём параметры модели :

Распределение парето и пирамида власти.png

Как видно, если считать что каждый отдельный индивид способен контролировать деятельность только 8.62 подчинённых, отдавая каждому в распоряжение по 68% своей власти (с точки зрения времени и целей её применения) и оставляя себе только 32% доходов от нее..., то в этом случае, наша модель очень даже точно описывает действительность и, что удивительно, оказывается схожей со степенной моделью Парето.

Если посмотреть на нормы, которые нам советуют психологи и кадровые службы - на одного руководителя должно приходиться 7 +/- 2 подчинённых (в нашей модели 8.6). При этом, в зависимости от характера труда и предоставляемой сотрудникам степени свободы, соотношение может варьироваться от 1 к 5 в интеллектуальных сферах (IT,разработка и т.д.), до 1 к 15 на промышленном производстве, бухгалтерском учёте и пр. Удивительно, с учётом того, что наша модель подобрана для стран-империй и стран-колоний, а совсем не для взаимоотношений физических лиц.

Link | Leave a comment {4} | | Flag

Кино и когнитивный диссонанс.

Feb. 18th, 2019 | 09:30 pm

Посмотрел сегодня с утра интереснейший ролик о пропаганде:



Вот прямо так про современных марксистов-коммунистов.

Link | Leave a comment | | Flag

Сеньор Робинзон или басня для малышей.

Feb. 14th, 2019 | 03:14 pm

Попадая на необитаемый остров, Сеньор Робинзон сталкивается с двумя большими потребностями - ему нужно обеспечить кров, чтобы укрыться от непогоды и, одновременно, наловить рыбы, чтобы хорошо и вкусно поесть. Сеньор решает, что рыба для него в два раза важнее, чем кров и потому первым делом приступает к ловле. Он рассчитывает, что после двух часов ловли он сможет удовлетворить свой голод достаточно, чтобы уделить час на постройку дома, но рыбалка у нашего сеньора идёт из рук вон плохо...

Так и не наловив рыбы, наш Сеньор, тем не менее, идёт строить дом, а потом, через час, он снова собирается отправится на рыбалку. И вот удивительно - строитель из нашего Робинзона неплохой, а рыбак... - как пуля из говна. Дом постепенно строится, а рыба - увы. И вот, наш Робинзон уже совсем не строит дом, так как той кровли, которая уже есть ему и так достаточно, он день за днём проводит на рыбалке, прилагая к ней все больше и больше бессмысленных усилий.

Но наш Робинзон не сдаётся - нет, он не пытается сменить место лова, не пытается поменять снасти, не впадает в депрессию от бесполезности своего труда... Напротив, как истинный либерал, он объявляет, что рыба настолько важна его голодному желудку, что он приравнивает тысячу часов строительства дома к одному часу бестолкового времяпрепровождения с удочкой и потому, отныне, будет считать свой труд рыбака не бестолковым и подлежащим порицанию, а, наоборот, сложнейшим искусством и самым ценным из всех видов труда. Теперь, уже довольный собой и своими успехами он может без зазрения совести продолжать вести свою бестолковую деятельность, да ещё и получать от её бессмысленности истинное удовольствие.

Мораль сей басни такова -
Бессмыслица всегда ценна.
А честный труд, наоборот,
Бесценен тем, что он даёт.


P.S. Или сухим языком.

Чем хуже работает рыбак и чем лучше работает строитель, тем выше полезность рыбы относительно полезности крова. Это происходит потому, что строитель удовлетворяет потребности, а рыбак - нет. Вслед за растущей относительной полезностью рыбы, растёт и её меновая стоимость (цена), что делает неэффективный труд рыбака более продуктивным, более производительным (с т.ч.з. производительности труда), чем труд строителя. Возникает парадокс качества и меры труда - чем хуже работаешь, тем больше платят, чем не эффективней труд, тем более он производителен, тем более он ценен.

Так, в торгово-промышленных (ремесленных) гильдиях средневековья поощрялась лень и низкое качество работы, а в трудовых и учебных коллективах зачастую порицается качественный труд ударников. Наконец, в капиталистическом производстве этот мотив - уменьшения эффективности и качества труда, а так же поддержание именно такого положения дел - становится основным мотивом деятельности. В будущем обществе, возможно, с этим парадоксальным явлением будут бороться, но от него общество не будет избавлено никогда, по крайней мере, до тех пор, пока оно будет стремиться к справедливой оплате труда (то есть по полезности) или т.н. распределению "по труду".

Link | Leave a comment | | Flag

Слуга двух господ как перманентный безработный

Feb. 12th, 2019 | 01:25 pm

Заметки про игру на противоречиях и стратегии подавления попыток такой игры

[Spoiler (click to open)]

Как я уже писал ранее, капитализм доводит стоимость рабочей силы (реальную зарплату) до минимального уровня не путём снижения заработной платы (номинальной), а путём инфляции товаров и услуг конечного потребления (вплоть до платных медицинских услуг) - все в точности по Джону Мейнарду Кейнсу ("Теория занятости, процента и денег"). И если мы хотим, чтобы конкуренция товаропроизводителей (капитала) действительно работала на пользу трудящихся, то мы должны начать с того, чтобы, как минимум, зафиксировать цены.

Потому сейчас мы оттолкнемся от фиксированных цен и предположим, что объемов капитала и, главное, капиталистов-нанимателей в экономике избыток, а сварщиков-пролетариев - наоборот, дефицит. В такой модели для сварщика, работающего за 10 рублей и приносящего пользы на 100 рублей, возникает возможность играть на противоречиях своих хозяев. Так, под угрозой расторжения отношений эксплуатации рабочей силы с каждым из них в отдельности и поочерёдно он начинает требовать заработной платы сначала в 20 рублей, потом в 30 рублей и, в конечном счете, 100 рублей.

После чего в спор вступят математики и скажут, что согласно равновесию Нэша капиталисты перестанут конкурировать за сварщика после цены 55 рублей, так как выигрыш самого сварщика, в этом случае, будет превышать выигрыш самих конкурирующих нанимателей... (читатель может построить матрицу игры и проверить это утверждение самостоятельно).

Так бы оно и было в случае, если сварщик действительно был бы независим от отношений с капиталом, и мог бы согласно своей воле вступать с ним в отношения, или выходить из них. Но, как указывал А.Смит, на свободном рынке сварщик не может удовлетворять своих необходимых потребностей самостоятельно, без того, чтобы сначала удовлетворить потребность капиталистов, и потому вынужден заниматься проституцией, преодолевая свой собственный эгоизм во благо общества капиталистов в целом. Понимая это, наиболее продвинутые капиталисты в действительности конкурируют не за какой-то непонятный товар, стоимость которого устанавливается путём конкуренции, - они конкурируют за товар, стоимость которого заранее известна: 10 рублей на поддержание рабочей силы. Потому они прибегают к новой стратегии - выкидывают этот товар на улицу, дабы обесценить его, и тем самым освободить конкурента от необходимости повышать цены на него... Иными словами, если говорить совсем грубо - у них появляется такая стратегия: уступать друг другу сварщика по весьма сходной цене. Выгадывают от этого все представители класса капиталистов в целом - обратная связь возникает в виде экономии на издержках на рынке труда.

Нам возразят, что, дескать, в равновесии Нэша капиталисты-конкуренты занимаются выкидыванием работников не для того, чтобы снизить цену работника до 10 рублей, а сохранить свой "излишек потребителя" на уровне 55 рублей! (парадоксальным образом порождая безработицу среди дефицитных сварщиков). Да, безусловно, так оно и есть, но все же 55 рублей - это предельная цена покупки товара в условиях ожесточённой конкуренции. Потому возникает потребность избавиться от ожесточённой конкуренции за дефицитный товар (дефицитных сварщиков), и снизить на него цену каким-либо другим путем, кроме как через перманентное выкидывание его на улицу. От конкуренции за любой товар можно избавиться, например, заявив продавцу товара или, ещё лучше, другим покупателям о его низком качестве (чёрный PR), наличии брака и другими, подобными способами. Другими словами, можно удерживать нашего сварщика от попыток продать себя на свободном рынке за бОльшую цену другими путями: регулярными штрафами за некие нарушения чего-либо, не важно чего, предъявлением завышенных требований, моральным давлением и т.д. Те же тесты профпригодности ... служат именно этой цели (если кто в курсе) - созданию комплекса собственной неполноценности и проставлению клейма профнепригодности.

----------------------------

Но вот что удивительно - возвращаясь на шаг назад - в системе из двух капиталистов (при запрете ценового саботажа конкуренции) и одного дефицитного сварщика мы получили установленный уровень оплаты труда сварщика в половину произведенного продукта и ... даже некоторую, структурную безработицу, вызванную постоянной сменой сварщиком своих работодателей.

Точно так же обычно рассуждают и применительно к работникам - конкуренция среди работников снижает на них цену...

Но смещение акцентов дает другую картину: цену на работников снижает не конкуренция работников (конфликт интересов работников) сама по себе, а снижение потребности в них со стороны класса капиталистов. При капиталистическом способе производства избыток работников существует только в случае апатии эксплуататорских элит к развитию производства. У Маркса это описано так: кризис перепроизводства возникает вследствие перенасыщения желудка элит и тогда они, элиты, не знающие уже чем занять свободную рабочую силу, как ещё употребить её на своё благо, просто выбрасывают её на улицу и прекращают техническое развитие производительных сил. На что, кстати, гениальное решение нашло мальтузианство, предложив увеличить число паразитов на теле общества для организации занятости и дальнейшего экономического роста...

У Кейнса, все вывернуто иначе: кризис порождается избыточностью зарплат рабочих и, соответственно, склонностью их к накоплению, а не к увеличению потребления - "нищета деньги копит!". Вот вам и кризис перепроизводства - по Кейнсу! У Маркса все диаметрально наоборот - любой кризис - это искусственное сдерживание роста производительных сил.

Далее, мы можем закончить тем, что регулирование зарплат работников при недостатке/избытке рабочей силы и, соответственно, прибыли капитала осуществляется за счет изменения объема элит и вертикальной социальной мобильности... Так, например, понятное дело, что если все рабы умрут от, скажем, инфекционного заболевания и в государстве останутся только надзиратели за рабами и рабовладельцы, то часть вчерашней элиты просто будет обращена в новых рабов - на замену старым (несмотря на благородство кровей), а сама иерархическая пирамида при этом сохраниться в неизменной форме.

Но закончить мы на этом не можем, так как вне зависимости от объёма элит, вопрос о влиянии конкуренции на цену рабочей силы остаётся открытым. Так, даже если в экономике существуют два-три монополиста, занимающиеся бизнесом в разных отраслях экономики и, пусть даже, принадлежащих одному собственнику (эта ситуация близка к реальной), то мы должны были бы прийти к выводу, что рабочая сила продаётся примерно по стоимости или, пусть даже, половине стоимости овеществлённого ею труда, как это было в прошлом примере, так как предприятия разных отраслей всё же ведут независимое друг от друга планирование, и потому выступают на рынке рабочей силы как конкуренты...
Но все же дело обстоит не так, нет там никакой "конкуренции" (за рабочую силу).

С другой стороны - а чего ж мы хотели?! Если монополия - это субъект с заранее фиксированной нормой эксплуатации, определяемой исключительно величиной предельной полезности её товара. И если вдруг какая-то другая монополия (акцептор) начинает перетягивать на себя рабочих путём повышения оплаты труда, то единственной стратегией первой монополии (донора) остаётся выбрасывать рабочую силу на улицу заранее, до тех пор пока конкурент - монополия-акцептор - не насытится. При чём тут даже думать не придётся - монополия-донор сразу почувствует падение совокупного спроса на свой товар (поскольку причиной агрессивных действий монополии-акцептора на рынке труда изначально явилось повышение спроса на ее товар), и она сама, даже до активности монополии-акцептора, и даже в условиях фиксированных цен, сократит своё производство, рабочие места и заработные платы. И только потом, когда монополия-акцептор подберёт выброшенную на улицу рабочую силу, наша вдруг возникшая "конкуренция" восстановит первоначальный уровень заработных плат.

А вот для конкуренции двух феодалов за своих крестьян, с их разобщённым характером производства эта модель - хоть убей - не работает. Видимо, по этой причине крестьян на Руси и закрепостили (хотя утверждают, что рабства у нас не было) :

Право перехода крестьян от одного помещика к другому вначале было временно отменено (с введением «заповедных лет»), а затем и окончательно запрещено (после смерти Ивана Грозного при царе Федоре). В памяти народной об этой тягостной перемене осталась горькая поговорка «Вот тебе, бабушка, и Юрьев день!». В XVIII в. крестьян лишили и последних человеческих прав. В 1727 г. им запретили поступать на военную службу без согласия помещика, в 1730-м — приобретать недвижимость, в 1731-м — вступать в коммерческие сделки. В 1741 г. крестьян исключили и из числа приносящих присягу при вступлении на престол нового государя... Так миллионы русских людей постепенно превратились в «живые орудия» правящего класса. «Вольтерьянка на троне» Екатерина II лишь довела этот процесс до логического конца. При ней крестьяне потеряли даже право жаловаться на злоупотребления своего помещика. За нарушение этого закона вне зависимости от правоты заявителя его наказывали кнутом и выдавали хозяину на расправу. Именно при Екатерине дворяне получили право ссылать своих крепостных в Сибирь, получая за это деньги. Именно при «матушке-царице» в Санкт-Петербург стали свозить людей целыми барками для продажи. Доходило до того, что помещики «продавали девок приезжавшим туда для постыдного торга азиатцам», увозившим белых невольниц в качестве наложниц и рабынь.
Источник: https://www.eg-online.ru/article/124848/


И, действительно - это же не дело! - если вдруг успешными оказываются более гуманные помещики - тогда и казна пустеет, и сам помещичий класс беднеет. И рабовладельцев в США, возможно, именно эта перспектива и пугала: стать широким слоем однотипных с/х капиталистов означало для них погрязнуть в конкуренции и потому потерять всю прибыль, аккуратно передав её в руки промышленных монополий Севера.

Link | Leave a comment | | Flag

А может ли сварщик получать больше топ-менеджера?

Feb. 10th, 2019 | 05:18 pm

[Spoiler (click to open)]

А может ли сварщик получать больше топ-менеджера?

Классический ответ экономиста - может, если его производительность труда сварщика выше, чем производительность труда топ-менеджера. Вообще говоря, тут неявно предполагается что капиталиста-нанимателя интересует прибыль, то есть разница присвоенного труда и его стоимости, и, чем выше производительная способность работника, тем выше присвоенный капиталистом труд, а значит и выше тот предел заработной платы, которую капиталист готов платить за этот самый присвоенный им труд.

Далее, путём опускания ряда необходимых условий, делается обобщающий вывод о том, что заработная плата соответствует этому пределу готовности, то есть производительности труда. Прибылью, как вы понимаете, тут и не пахнет, но мы не об этом...


Вся махинация скрыта в путанице потенциального и реального - капиталист готов купить по 100 рублей, а пролетарий готов продать по 10 рублей, какова будет цена покупки? Где-то между 100 рублями и 10-ю, так? И даже если у капиталиста появится тысяча капиталистов-конкурентов, то цену на пролетария выше 10 рублей это всё равно не сдвинет, так как конкуренция не способна сдвинуть или ограничить ни спрос, ни предложение... В этом смысле, пролетарию нужно ещё и уметь грамотно изменять своим капиталистам, чтобы набить себе цену повыше... Но это мы уже заумничали со своей конспирологией...

P.S. Для глупых девочек - аналогия очевидна, но без уточнения что такое "грамотно", одними изменами вы себе цену не набъёте, а даже наоборот, потому что муж, будь он тоже не дурак-капиталист, начнёт вас за подобную склонность изрядно обесценивать и лучшее, что вам светит в этом случае - остаться при своих с каким-нибудь "аленем", в худшем - прослыть дешёвкой. Короче говоря, капиталисту тоже есть чем ответить - без денег вам просто нечем уже будет блефовать.

Но мы поиграем с экономистами в их игру и предположим, что у нас есть некоторые сферические сварщики, готовые менять капиталистов как перчатки, и которых в экономике острейший дефицит, предположим, некоторых сферических капиталистов, гоняющихся за сварщиками как влюбленные мальчишки и ещё, в довесок, целую армию безработных топ-менеджеров, страдающих от одиночества.

Экономика решает эту проблему более-менее (см. предыдущие пункты) однозначно - топ-менеджеры, генерирующие 1000 рублей выручки будут работать за 10 рублей, необходимых им для того, чтобы просто вынести эту жизнь и не залезть в петлю; дефицитные сварщики, генерирующие 100 рублей выручки и умело манипулирующие капиталистами-работодателями, будут работать за 100 рублей, то есть по верхнему пределу, определяемому производительностью труда, а наши горе-капиталисты будут лизать им жопу, воистину веруя в то, что на сварщиках-манипуляторах держится весь их бизнес...

А теперь, дабы проверить верность этого утверждения мы, как подобает математикам, пойдём от противного - предположим, что в экономике нет возможности менять работодателей как перчатки и давить на них каким-либо способом потому что воцарилось рабство. Да-да, самое натуральное рабство, при котором нельзя ни сменить хозяина, ни перечить ему, ни чего-либо ещё... Какой ответ нам даст классическая экономика? Что топ-менеджер и сварщик будут теперь работать не за 10 рублей и 100 рублей, соответственно, а за пайку стоимостью в 5 рублей, потому что веревку с мылом им рабовладелец не даст, да ещё и от церкви отлучат за суицид... Правильно? Правильно.

Только вот в реальности дело обстояло иначе - между безвольными и бесправными (якобы) рабами существовала достаточно чёткая стратификация. Сельские рабы, занятые в полевых работах, действительно работали на износ под страхом кнута, а вот городские рабы, представляющие собой современный аппер миддл класс, не только беззаботно проводили свободное от ублажения хозяев время (оставшееся после уборки, мытья, стрижки, готовки и пр.), но даже выходили в город, где посещали различные культурно-увеселительные учреждения вроде театров, арен и т.д. Были ещё рабы топ-менеджеры плантаций и рабы-администраторы мастерских, следившие за другими рабами и ведущими не менее праздный и роскошный образ жизни. При этом, что интересно, опасения рабовладельцев вызывала именно эта страта рабов, но об этом чуть позже...

Источник - курсовая работа https://studexpo.ru/16833/istoriya/raby_drevnem_rime


И вот, теперь, когда наша конспирологическая анти-экономика победила экономику (пафос без пренебрежения к последней), попытаемся понять, что мы упустили из своего экономического анализа и почему пришли к неверным выводам? А упустили мы то, как считает какая-то непонятная наука, скорее всего сводящаяся к предрассудку здравого смысла (никаких теорий на этот счёт нет), что раба мало просто эксплуатировать, нужно его, раба, ещё и заинтересовать, "привить любовь к делу". При этом почему-то предполагается, что заинтересовать это значит заплатить, проявить уважение, как буд-то просто избавить его от вечерней пытки это не заинтересованность?! К слову, в экономическом анализе принято такое распространенное утверждение "экономическое принуждение", отражающее не столько удовлетворение потребностей, сколько избавление от страданий.

А господа от предрассудков пытаются доказать нам то, что раба можно заставить качественно вырастить и убрать урожай при помощи плети, а качественно убрать хозяйскую квартиру или приготовить обед - уже нет. Мол, для профессионального роста квалифицированного труда уборщицы и кухарки требуется особая мотивация. Хотелось бы мне посмотреть на породившее такие предрассудки общество, где кухарки и уборщицы, составляют его трудящуюся элиту... В конце-концов человечество поступает с собаками гораздо более простым методом и заставляет их выполнять сложные действия постепенным поднятием требований и уменьшением вознаграждений.

А вот с тем, чтобы контролировать этого раба, действительно, возникают проблемы - полевого крестьянина контролировать легко, а домашняя прислуга, при случае, может легко отравить своего хозяина, вступить с его противниками в заговор против него, предать огласке компрометирующую информацию и т.д. и т.п. Поэтому-то именно этих, городских рабов и боятся рабовладельцы больше других, поэтому-то им и оказывают почести и предоставляют относительную свободу. Потому что если тебе не удаётся кого-то поставить раком, то остаётся только одно - купить его, купить, конечно, неравноценно, но всё же купить, то есть заключить сделку, дав возможность поторговаться, а сварщики... сварщики в отличие от топов просто завоёвываются, завоёвываются как рабы.

Но дело не только в возможных склоках... как мы отмечали выше - если вы дрессируете собаку, то вы идёте по пути снижения её материальной заинтересованности и, в конечном счете, получаете высокий профессионализм за те же деньги. Но если вы сами не способны дрессировать свою собаку или своего раба, если вам остаётся рассчитывать только на её или его волю, то вам ничего не остаётся как стимулировать самостоятельное желание служить вам. Так, Ливий замечает, что после войны с Востоком и заимствования роскоши, положение рабов-поваров претерпело сильные изменения - "повара, считавшиеся у древних самыми низкими из рабов и по стоимости, и по использованию, стали высоко цениться, и то, что раньше относилось к слугам, стало искусством". То есть, в данном случае, вопрос контроля упирается в проблему саботажа.

Link | Leave a comment {3} | | Flag

Шутка про полёт американцев на Луну.

Feb. 9th, 2019 | 05:24 am

Как известно, барон Мюнхгаузен летал на луну ещё задолго до высадки на неё американцев. Но это не самое важное, самое важное другое :



P.S. Бывает, с таким же усердием барона мы испытываем друг друга и в любви, не так ли?
Tags:

Link | Leave a comment | | Flag

За бедного вора замолвите слово.

Feb. 4th, 2019 | 01:21 am

Люди обладают разной степенью цинизма, классового сознания и конспирологии.
Самые безобидные считают, что вора сажают за то, что тот убивает и ворует.
Другие, чуть более циничные (классово сознательные) полагают, что вора сажают за то, что тот слишком нагло ворует и слишком много убивает и потому другие, более рациональные воры, от своего нерадивого коллеги, бывает избавляются. (Аналог столбовой дворянки Салтыковой).

Наконец, самые циничные и классово осознанные конспирологи, такие как Марк Твен, вообще заявят, что только нагло украв железную дорогу можно стать уважаемым человеком и сенатором, а застенчивые воришки, укравшие кусочек хлеба - подлежат в обществе осуждению, тюремному заключению и казни и потому все вышеприведенные гипотезы неверны. Так что же остаётся? Предположить что воры что-то меж собой не поделили? Нет, это было бы излишне голословно полагать, что воры не поделили что-то ещё задолго до нас, в период первоначального дележа. Тем более, что внутренние противоречия между элитами крайне редко, если не сказать никогда, не приводят к выводу одного из участников из разряда элиты.

Но есть ещё кое что ... в тюрьмах, как и в любом классовом/ предклассовом обществе обитатели-граждане делятся на два больших класса (или касты) - обиженные и блатные. И, точно так же как и в любых других классовых / предклассовых обществах обиженные становятся своеобразными изгоями, с классом которых запрещается вступать в половые/телесные/дружественные/экономические или какие-либо иные связи - везде по разному. Так, местный российский пролетариат, дабы власть не заподозрила его в связях с обиженными, начинает знакомство со слов : "я не коммунист, но..." (посмотрите любой фильм К.Сёмина), а местный мужик, по тем же причинам, как огня боится взять что-либо у обиженного на зоне, потому что нет ничего хуже для социального положения заключенного, чем быть должным чем-то обиженным.

Иными словами, классовое общество начинается и держится на своеобразном духовном расизме (или социал-дарвинизме), отделяющем одну касту небожителей от другой касты черни, но скрепляются такие кастовые коалиции, коль уж они должны чем-то скрепляться, отнюдь не только индивидуальным браком, собственностью и родовыми связями (что суть одно и то же), но ещё и вот такими табу - на социализацию с классом - антагонистом. И наказания членам, нарушившим это табу, ничуть не менее суровы, чем наказание за коллаборационизм или военное предательство.

Link | Leave a comment {5} | | Flag

Чем феодал отличается от капиталиста? Конкуренция и факторные цены.

Feb. 1st, 2019 | 03:08 am

Ранее мы рассматривали факторные цены в зависимости от производственной функции и получали довольно таки классические выводы о том, что при дефиците рабочей силы её рыночная (не биржевая) стоимость растёт вплоть до справедливого, равноценного обмена, а при её избытке - падает вплоть до нуля, вне зависимости от политического (экономического) строя.

И всё бы хорошо, да только реальность нам ежедневно показывает обратное - рост конкуренции не ведёт к снижению цен, а, напротив, только повышает их. Это отлично знают все крупные производители, которые предпочитают иметь дело только с несколькими крупными посредниками-распространителями своей продукции, искусственно сдерживая, а не развивая конкуренцию в их среде. Но означает ли это, что наша предыдущая модель не верна? Отнюдь, это означает только то, что у нашей модели есть определённые границы применимости.

Представим себе самый примитивный экономический уклад - феодализм, но не крепостнический феодализм, а более-менее свободный, с правом смены крестьянами своего господина. И представим что в этой нашей аналогии существует реальный дефицит рабочей силы - земли у феодалов много, а вот крестьян, способных эту землю обрабатывать - совсем нет. Феодалы, как это и полагает феодалам, конкурируют между собой, заманивая к себе крестьян своих соседей предложениями лучшей жизни. Крестьяне обеспечивают своих господ, их прислугу и армию хлебом, а господа в ответ не уничтожают самих крестьян...

Важным моментом здесь будет то, что феодалы и их крестьяне сами потребляют собственный хлеб, а не продают его на внешний рынок. Здесь мы в праве говорить о том, что сеньоры, с одной стороны конкурируют за крестьян, а с другой - за право производить, и потому наша вышеприведённая модель конкуренции здесь работать будет, снижая ренту феодала вплоть до нуля в условиях постоянных, заданных цен (полезности). Но всё изменится, как только в дело вступит невидимая рука рынка :

А что делает рынок? Он смешивает весь произведённый в экономике хлеб, приравнивает его и только потом раздаёт крестьянам. И тут у феодалов-конкурентов появляется уникальная возможность препятствовать росту благосостояния крестьян не только в своём собственном поместье, но и в масштабах всей нации в целом. Так, один феодал повышая заработные платы (снижая ренту, оброк) пытается переманить к себе крестьян, обещая им лучший уровень жизни, другие феодалы, дабы не лишиться своих крестьян, делают абсолютно тоже самое, но, помимо этого, вследствие того, что издержки их производства растут - они повышают отпускные цены хлеба, которым кормят крестьян того самого, первого феодала. Вследствие этого, получается что каждый отдельный маленький производитель просто теряет какую-либо возможность конкурировать с другими производителями путём улучшения жизни своей рабочей силы - ему, просто приходится делиться долей рынка со всеми остальными производителями. Это не работает для крупных компаний, чья доля в общей, смешанной рынком продукции и возможности для её расширения настолько велики, что позволяют разорять конкурентов стратегией демпинга, но для рынка совершенной или ограниченно-совершенной конкуренции - это действительно так.

Как результат конкуренции мы получаем только то, что :

1. Растёт номинальная цена рабочей силы, номинальная цена товаров, что приводит к инфляции.
2. Для высвобождения инфляции приходится освободить часть денежной массы обеспеченной товарами, для пожертвовать уровнем выпуска и, вдобавок к дефициту рабочей силы, ещё и создать дополнительную безработицу.
3. Единственным способом увеличить валовую (абсолютную) прибыль остаётся увеличение постоянного (!) капитала (земли если возможно, торговых точек, заводов и т.д.) и принадлежащей ему ( то есть не используемому капиталу) доли рынка, что приводит к излишнему капиталообразованию в экономике и, как следствие, неэффективному использованию капитала (использование производственных мощностей). Что, в свою очередь, приводит к росту постоянных издержек и росту реальной цены продукции, то есть к снижению реальных заработных плат.

Link | Leave a comment | | Flag